Второе открытое письмо по поводу дефицита препаратов

Второе открытое письмо по поводу дефицита препаратов
2 Декабря 2020

Поговорка «Война все спишет» трансформировалось вдруг у некоторых чиновников в «ковид все спишет», ведь именно эпидемией пытаются объяснить отсутствие трех десятков наименований жизненно важных лекарств для лечения онкологии. Но даже признавая, что «по основным лекарственным препаратам наблюдается дефектура  в течение 2020 года», они умудряются хитромудро вывернуться, утверждая, что «в целом отмечено отсутствие дефектуры». К этому, в общем-то, можно свести ответы Минздрава, Минпромторга и ФАС на первое октябрьское обращение 27 благотворительных организаций, в том числе и фонда «Защити жизнь», по поводу отсутствия лекарств для онкобольных. Несмотря на то, что я общаюсь с чиновниками по вопросам онкологической помощи уже больше десяти лет, не перестаю поражаться этой казуистике и волшебному превращению «человека в чиновника».

События нескольких предыдущих лет говорят о том, что дело отнюдь не в ковиде. До нас, причем еще тогда, когда «даже летучая мышь не была съедена», к правительству обращались и онкологи, и фармпроизводители — ведь некоторые препараты начали исчезать с российского рынка с 2018 года. Но если в 2018 и 2019 годах их хотя бы могли купить фонды, то сейчас и мы этого сделать не можем, так как препараты, зарегистрированные в России, физически отсутствуют. Такого не было еще никогда! Это антирекорд — причем, поставленный после принятия новой редакции Конституции, где провозглашается забота о детях и доступная медицинская помощь для всех граждан.

В своем первом письме мы приводили реальные примеры в цифрах, которые наглядно демонстрировали постепенный уход с рынка лекарств как импортных, так и отечественных. Объясняли, почему нельзя планировать производство и закуп, опираясь на показатели предыдущего года, а нужно исходить от реальной потребности. Предлагали меры, которые нужно предпринять.

Реакция после письма была незамедлительной. Но, как незамедлительной — скорее, отсроченной: после неоднократных обращений онкологов, заявлений как иностранных, так и российских фармпроизводителей, что они не могут продавать препараты ниже себестоимости и будут вынуждены уйти с рынка или остановить производство.

Сначала мы не могли поверить «своему счастью», так «прекрасны» были первые заявления и документы… Но радость наша была как неожиданной, так и преждевременной: чиновники остались в своем «прекрасном мире», где нет дефицита лекарств, всё и всех лечат, дети не умирают, а взрослые бессмертны. Ну а мы — в своем: с подопечными и врачами, без лекарств и какой бы то ни было возможности их купить, ведь дефектуры нет, а минимальная закупочная цена чиновников вполне устраивает. А если она не устраивает производителей — это исключительно их проблемы, даже если они за эти деньги не могут купить сырье для производства.

Несомненно, ковид сделал свое дело: большая часть населения нашей страны ощутила на себе все то, что регулярно испытывают люди с тяжелыми и хроническими заболеваниями — изоляцию и отсутствие лекарств, теперь уже не только онкологических. Но дело, конечно, не в ковиде — эти процессы запущены в нашей стране давно, причем, во всех смыслах этого слова. Ковид просто стал катализатором.

И эти проблемы не решатся сами собой, если Минздрав, Минпромторг, Росздравнадзор и ФАС будут снимать с себя ответственность за отсутствие лекарств в нужном количестве и должного качества.

Если Минздрав будет интересовать не здоровье и жизнь людей, а благостные отчеты, не имеющие никакого отношения к реальности.

Если Минпромторг будет спасать отечественного производителя, изощренным способом вытесняя с рынка качественные импортные препараты, в том числе, правилом «третий лишний», пресекая на корню какую-бы то ни было конкуренцию, а также желание и возможность развиваться у российского производителя. 

Если Росздравнадзор будут интересовать не проблемы пациентов, а то, как «сидит костюмчик».

А ФАС будет не бороться против монополии, а исключительно создавать ее, к тому же погодя решая вопросы не ее компетенции, например, а не много ли лекарства больные хотят получить — да и зачем оно им, собственно...

К сожалению, в настоящее время проблема отсутствия лекарств на российском рынке усугубляется, и после окончания пандемии она не решится сама собой. Более того, чем дальше отодвигается ее решение, тем сложнее будет исправить ситуацию. И стоить это будет гораздо дороже, чем могут себе представить некоторые чиновники. Ну и, конечно, стоимость эта будет выражаться не только в деньгах, которых им сейчас так жалко, но и в человеческих жизнях.

Мы все еще пытаемся что-то с этим сделать. Мы все еще верим, что в этом  нет чьего-то злого умысла, как бы это трагикомично ни звучало. Поэтому мы написали второе открытое письмо с цифрами, выкладками, обоснованием и логичными выводами.

Мы еще раз предлагаем предпринять меры, которые соответствуют требованиям современности и помогут изменить ситуацию: отдать полномочия по решению проблем с лекарствами Минздраву, а не экономическому блоку; пересмотреть решения ФАС по закупочным ценам; сделать способ расчета цен прозрачным и работающим на насыщение рынка качественными лекарствами; сделать с помощью реформирования фармаконадзора невыгодным выпуск некачественных препаратов; создать систему планирования выпуска препаратов, основанную на адекватном расчете потребности; отменить правило «третий лишний» и пересмотреть законодательство в сфере госзакупок лекарств.

Мы продолжаем бороться за права наших подопечных. Вы можете помочь нам распространением информации.

openletternko.tilda.ws — здесь наше письмо, как аргумент на ответы ведомств, в основном, по двум препаратам. Мы будем держать вас в курсе ситуации.

Президент БФ «Защити жизнь» Евгения Голоядова.

Галерея


Архив новостей: Все 2019 2018 2017 2016 2015